Биогеография

Антарктическое царство (Antarctis)

Антарктическое царство охватывает материк Антарктиду, южные районы Южной Америки (главным образом к югу от тропика Козерога), Новую Зеландию, острова Хуан-Фернандес и субантарктические острова, лежащие южнее 35° ю.ш.

Весь этот регион, несмотря на кажущуюся разобщенность его отдельных частей, представляет собой осколки некогда единого массива суши и, соответственно, единого центра формообразования (см. рис. 43). Вплоть до начала мелового периода еще сохранялся единый южный материк Гондвана, в котором центральную часть занимали современные участки суши, входящие в Антарктическое царство. Последующее расхождение частей Гондваны разобщило первичную голантарктическую биофилоту, сложившуюся еще в начале мела в условиях умеренного климата. Дальнейшее изолированное развитие отдельных участков Антарктического царства привело к формированию глубоких различий в позднейших слоях биофилот, однако древние пласты первичной голантарктической биофилоты демонстрируют несомненное родство всех этих ныне разобщенных территорий.

Рис. 43. Южные материки и их взаимное расположение с учетом очертаний шельфов. Антарктическое царство

Южные материки и их взаимное расположение с учетом очертаний шельфов. Антарктическое царство

   В пределах Антарктического царства можно выделить следующие области: Магелланову, Хуан-Фернандесскую, Циркумполярную и Новозеландскую. Биофилота Магеллановой области имеет широкий контакт с биофилотой Неотропиков и испытывает ее значительное влияние. Биофилоты остальных областей Антарктического царства имеют ярко выраженный островной характер.

Флора цветковых растений Антарктического царства включает 11 эндемичных семейств, большинство которых содержит по одному или по нескольку видов. В Магеллановой и Новозеландской областях наблюдается влияние голарктической флоры, проникавшей сюда еще в третичном периоде. В этих областях обнаруживаются эндемичные виды таких типичных голарктических родов, как Ranunculus, Saxifraga, Rumex, Geum, Veronica, Plantago, Juncus, Luzula, Poa.

Некоторые типичные антарктические элементы флоры далеко выходят на север за пределы царства и проникают в Неотропики по высокогорьям. Таковы Colobanthus из гвоздичных, Асаепа из розоцветных, Azorella из зонтичных. Все они продвинулись на север во время плейстоценовых оледенений.

Особенно примечательны, хотя и немногочисленны, примеры древних связей антарктической флоры с флорой Капского царства. Три вида рода Dietes из ирисовых распространены в Капском царстве, а один вид обнаружен на острове Лорд-Хау (Новозеландская область).

Флора Магеллановой области содержит 6 эндемичных семейств (Gomortegaceae, Halophytaceae, Aextoxicaceae, Francoaceae, Misodendraceae, Tribelaceae), много эндемичных родов, главным образом в Чили. Эндемичны папоротник Leptocionium, хвойные Austrocedrus, Pilgerodendron, Fitzroya и множество родов цветковых. Упомянем эндемичные роды кактусов Austrocactus и Holmbergia.

В Хуан-Фернандесской области имеется 1 эндемичное семейство Lactoridaceae и 20 эндемичных родов; из общего числа около 200 видов эндемичными являются 70%. Примечательны эндемичный папоротник Thyrsopteris, древовидные васильки Centaurodendron и Junquea и другие древовидные сложноцветные, а также эндемичная пальма Iuania.

Во флоре Циркумполярной области эндемичны 2 монотипических рода — кергеленская капуста Pringlea antiscorbutica из крестоцветных и Lyallia kergelensis из семейства Hectorellaсеае. На общем фоне флористической обедненности антарктических островов выделяются относительным разнообразием острова Тристан-да-Кунья, где произрастают 44 вида растений, из них 30 — эндемики. Флористически эти острова тяготеют к Магеллановой области. Но особенно примечательна флористическая близость острова Кергелен и Огненной Земли: из 30 видов флоры Кергелена 17 — общие с огнеземельской.

Флора Новозеландской области содержит 50 эндемичных родов. Видовой эндемизм ярко выражен, среди папоротников он составляет около 40%, среди хвойных — 100%, а у цветковых — около 80%. Среди эндемичных родов преобладают представители семейств Asteraceae, Araliaceae, Apiaceae, Gesneriaceae, Arecaceae. Из хвойных на островах Норфолк и Филип эндемична Araucaria heterophylla, на острове Северном в Новой Зеландии эндемичен Agathis australis. Любопытно, что эндемичные новозеландские виды родов Podocarpus и Dacrydium четко викарируют с чилийскими видами этих родов.

Флора хвойных и цветковых Новозеландской области содержит очень мало элементов типично австралийской флоры. Это связано с тем, что Новая Зеландия потеряла связь с Австралией до того, как на этом материке сложился типичный облик флоры хвойных и цветковых. Зато более древняя группа — папоротники — демонстрирует большую общность Новой Зеландии и Австралии (около 45% общих видов). Эта общность сформировалась до мелового периода, когда между обеими территориями еще существовала континентальная связь, а флора папоротников уже была в расцвете. Впрочем, споры папоротников хорошо переносятся ветром, и эти растения всегда можно найти среди пионеров на островах.

Фауна Антарктического царства небогата, но содержит ряд весьма древних элементов, ведущих свое начало от времен существования Гондваны. Таковы упоминавшиеся выше хищные улитки рода Rhitida, распространенные в Новой Зеландии, а также в Австралии и Южной Африке, первичнотрахейные Peripatopsidae, обитающие в Новозеландской и на севере Магеллановой области, а также в Южной Африке и Южной Австралии, рыбы семейства Galaxiidae, распространенные в Новой Зеландии, на острове Лорд-Хау, на Фолклендских островах, в Южной Америке на север до 32° ю. ш., а также в Южной Африке и Южной Австралии. Подобный характер распространения ряда групп организмов, несомненно, свидетельствует о древнем единстве антарктической биофилоты, и в частности — ее фаунистического компонента. Эти древние связи подчеркиваются также распространением веснянок семейства Eusteniidae, которых мы находим в Патагонии, на Новой Зеландии, а также в Австралии.

В основном пределами Антарктического царства ограничен в своем распространении отряд пингвинов (Sphenisciformes), включающий 16 видов. Лишь 3 вида обитают за пределами царства — в Южной Австралии, Южной Африке и на островах Галапагос. Ископаемые остатки пингвинов также приурочены главным образом к описываемому региону.

Страница: 1 2