Биогеография

Биогеография островов

Р. Макартур и Е. Уилсон разработали теоретическую модель, объясняющую вариабильность видового богатства на островах с помощью «равновесной теории». Давно установленный факт, что с увеличением площади острова разнообразие флоры и фауны увеличивается, а с возрастанием удаленности от материка уменьшается, указанные исследователи объясняют равновесием между скоростью иммиграции и скоростью вымирания. Интенсивность иммиграции благодаря случайной дисперсии особей с материка (или крупного материкового острова) должна уменьшаться с увеличением расстояния. Интенсивность вымирания островных популяций в результате флуктуации их численности должна уменьшаться с увеличением площади острова. Иными словами, вероятность исчезновения популяции из-за случайных флуктуации численности уменьшается с увеличением размера этой популяции и ее разнообразия, а эти параметры при прочих равных условиях увеличиваются с увеличением обитаемой площади. Современное динамическое равновесие островных сообществ птиц было подтверждено на полевых материалах, охватывающих периоды в несколько десятилетий. Такие работы выполнены по островам калифорнийского побережья, по острову Каркар у берегов Новой Гвинеи и карибскому острову Мона. Кроме того, в этом же русле проведены экспериментальные работы по определению скорости иммиграции беспозвоночных после уничтожения их в мангровых зарослях на островках близ побережья Флориды.

Состав и структура островных сообществ столь разнообразны, что дать даже краткий их обзор по различным областям не представляется возможным. Нередко большая часть видов острова представлена узкими эндемиками или резко отличается от видов других островов одной области. Некоторые острова имеют чрезвычайно самобытные биофилоты с эндемизмом на уровне крупных таксонов. Их краткая характеристика была приведена в соответствующих разделах книги. В то же время существует сравнительно небольшой набор видов или родов растений и животных, очень широко представленных на многих, часто удаленных друг от друга островах. Например, в тропическом и экваториальном поясах всего мира на побережьях растет кокосовая пальма. Обычно самые бедные по составу и ненасыщенные по структуре сообщества коралловых атоллов и состоят из таких наиболее распространенных в Океании видов. Кроме кокосовой пальмы, здесь многочисленны некоторые виды панданусов (ограниченные Старым Светом, от Гавайев до Западной Африки), представляющих особое семейство, близкое к рогозовым. Панданусы занимают ярус под высокими кокосовыми пальмами. В подлеске распространены крупнолистные деревца (Ochrosia oppositifolia, Calophyllum inophyllum, Ficus sp., Mounda citrifolia). Кустарники представлены видами сцеволы (Scaevola) и турнефорции (Tournefortia). Основу травяного покрова составляют стелющиеся плети бобовых (Canavalia, Vigna), а также стелющиеся вьюнки (Ipomoea). Весьма обычны различные виды молочаев, гибискусов, некоторых кустарниковых и древесных бобовых, папоротников, циперусов. Очень характерно также незеленое паразитическое растение из лавровых — кассита (Gassytha).

По всей Полинезии живет крыса Rattus exulans, которая питается главным образом кокосовыми орехами. Этих грызунов, а также некоторых ящериц (гекконов, сцинков) на многие острова завез человек еще в древности на своих пирогах и каноэ. Из других зверей очень характерны крупные плодоядные летучие лисицы (Pteropus), особенно многочисленные на больших лесных островах с обилием плодовых деревьев.

Среди островных птиц, включающих нередко локальных эндемиков, особенно выделяются представители голубей и пастушковых. В Полинезии многочисленны разные виды мелких воробьиных птиц, в частности белоглазок (Zosterops).

Беспозвоночные представлены как разнообразными двукрылыми, тлями и другим «воздушным планктоном», так и хорошими летунами — бражниками и прочими бабочками, крупными осами, стрекозами. Повсюду обычны наземные ракиотшельники, а также наземный рак пальмовый вор (Birgus latro).

Островные экосистемы часто гибнут или неузнаваемо изменяются из-за хрупкости их сообществ. Среди вымерших или вымирающих организмов очень много островных форм. Особенно пагубно влияет акклиматизация экзотов, которые обычно более адаптированы и быстро вытесняют местные виды. В то же время громадное научное, просветительное и культурное значение островных ценозов требует охраны их живой природы. Эта проблема частично решается путем создания на многих островах заповедников, охраняющих их своеобразный органический мир.

Островные сообщества, несмотря на свою бедность и ненасыщенность, важны для науки не только из-за наличия различных эндемиков. Островные популяции и группы видов различного родства демонстрируют нам разные стадии таких сокровенных процессов развития живой природы, как видообразование. Классическим «музеем под открытым небом» в этом отношении считаются Галапагосские острова с их знаменитыми дарвиновыми вьюрками, да и другие острова Мирового океана. Особенно интересными, как в случаях с Галапагосами, представляются результаты формообразования на основе свободных экологических ниш после вселения на островную группу одного вида-основателя, который затем радиирует на множество новых форм. Кроме того, островные сообщества часто играют роль рефутиумов для реликтов далекого прошлого, которые были сметены с материков позднейшими, более продвинутыми и конкурентоспособными видами. Классический пример такого рода — гаттерия, или туатара, сохранившаяся сейчас лишь на отдельных островках у берегов Новой Зеландии. Это единственный уцелевший вид отряда клювоголовых, появившегося около 220 млн лет назад. По существу гаттерия мало изменилась по сравнению со своими древними предками.

Страница: 1 2