Биогеография

Палеарктическое царство (Palaearctis)

В пределы Палеарктики входит почти весь материк Евразия за исключением юга Аравийского полуострова, Индостана и Индокитая.

Кроме того, к Палеарктике относится и Северная Африка к югу примерно до тропика Рака. На юге Палеарктика имеет широкий континентальный контакт с Эфиопией и Ориентальным царством, а на севере — островной контакт с Неарктикой.

На территории Палеарктического царства выделяются 7 биофилотических областей: Европейская, Ангарская, Средиземноморская, Сахаро-Синдская, Ирано-Туранская, Центральноазиатская и Восточно-Азиатская.

Флора характеризуется наличием около 20 эндемичных семейств, сосредоточенных главным образом в Восточно-Азиатской области. Упомянем реликтовое семейство Ginkgoaceae. Единственный вид — Ginkgo biloba — двудомное дерево высотой до 30 м является остатком обширной группы растений, известной с пермского периода. Другое монотипическое реликтовое семейство — Sciadopityaceae, близкое к таксодиевым, представлено японским Sciadopitys verticillata — деревом высотой до 40 м. Ископаемые остатки близких видов известны с нижней юры из многих районов Палеарктики и даже Неарктики. 6 видов семейства Cephalotaxaceae — вечнозеленые деревья и кустарники, произрастающие от Гималаев до Японии. В ископаемом состоянии известны с нижнего мела.

В остальных областях Палеарктики хорошо выражен видовой эндемизм, достигающий в горных южных регионах 50%, эндемичных родов также обнаруживается больше в горных регионах. Даже в северной, сравнительно бедной во флористическом отношении Ангарской области мы находим эндемичные роды крестоцветных — Borodinia, Redowskia, Gorodkovia.

Во флоре Средиземноморской области прослеживаются древние связи с капской флорой, проходившие, вероятно, по горным системам Великого Африканского разлома и позволявшие таким путем внетропическим элементам миновать климатический барьер экваториальных широт (Pelargonium, Caralluma, Erica, Stachys, Salvia и др.).

В целом флора голосеменных и цветковых растений Палеарктики обнаруживает большое сходство с флорой Неарктики. Например, ряд реликтовых родов из семейства таксодиевых и монотипический род Liriodendron из семейства магнолиевых хорошо иллюстрируют голарктические связи. Поэтому большинство флористов объединяют Палеарктику и Неарктику в единое Голарктическое царство. Однако недостаточно сравнивать только эндемичные семейства Пале-, Не- и Голарктики. Необходимо обратить внимание, с одной стороны, на общность палеарктической флоры с ориентальной и эфиопской, а с другой — на общность неарктической флоры с неотропической на уровне семейств и родов. При таком анализе дифференциация Палеарктики и Неарктики выявится более отчетливо, особенно в южных областях обоих царств.

В фауне Палеарктики также хорошо прослеживается эфиопско-ориентальное влияние. Именно в эти тропические царства уходят наиболее глубокие корни палеарктической биофилоты. Так, в южную Палеарктику заходят из Ориентального царства дождевые черви семейства Moniligastridae, до Японии и гор Южной Европы проникают наземные пиявки родов Наеmadipsa и Xerobdella, также до Японии распространены ориентальные по происхождению представители семейства телифонов (Thelyphonidae). В основном палеарктическими являются семейства наземных брюхоногих моллюсков Helicidae и Limacidae. В то же время моллюски семейств Bradybaenidae и Ariophantidae проникают в Палеарктику из Ориентального царства, а слизни Arionidae населяют как Палеарктику, так и Неарктику.

Из 600 видов мировой фауны скорпионов около 100 обитают в Палеарктике, причем эндемизм достигает здесь уровня подсемейств (так, Scorpioninae характерны для Средиземноморской области). В Сахаро-Синдской и Ирано-Туранской областях наиболее разнообразны сольпуги семейств Galeodidae и Rhagodidae.

Среди насекомых эндемизм хорошо выражен на родовом уровне (более 30%), и ряд семейств отличается обилием эндемичных родов (Carabidae, Tenebrionidae и др.). Имеются эндемичные роды в семействах Papilionidae, Satyridae и многих других. Особенно резко выражен родовой эндемизм в горных областях южной Палеарктики.

Некоторые голарктические связи ихтиофауны упоминались в предыдущем разделе (лопатоносы, веслоносы, щуковые, осетровые, лососевые). Хорошо отличает Палеарктику от Неарктики обилие карповых. Из хвостатых земноводных эндемично семейство углозубов (Hynobiidae), остальные семейства (скрытожаберники, настоящие и безлегочные саламандры, протеи) — голарктические. Из бесхвостых эндемичны круглоязычные (Discoglossidae), на крайний юго-восток царства проникают узкоротые и веслоногие лягушки (ориентальное влияние). На юго-запад Палеарктики заходят амфисбены и хамелеоны, на юго-восток — трехкоготные черепахи.

Широко представлены в Палеарктике семейства Старого Света — агамовые и настоящие ящерицы (Lacertidae). В Новом Свете их заменяют соответственно игуановые и тейиды. Во всех областях Палеарктики присутствуют типичные для Старого Света гадюковые, а на востоке царства — общие с Новым Светом ямкоголовые.

В орнитофауне Палеарктики имеется одно эндемичное семейство — завирушки (Prunellidae, 2 рода, 12 видов) и несколько семейств, общих с Неарктикой. Многие из 53 семейств птиц, представленных в Палеарктике, имеют ориентальное или эфиопское происхождение (старосветские истоки): таковы фазановые, славковые, мухоловковые, пикнонотовые, личинкоедовые, дронговые, скворцовые, ткачиковые и ряд других.

Среди палеарктических млекопитающих есть эндемичное семейство селевиний (1 вид), субэндемичное семейство тушканчиков, многие семейства имеют старосветские корни (ежиные, свиньи, лошадиные, бычьи, мышиные, виверровые, гиеновые, мартышки и др.).

В целом различия фаун Палеарктики и Неарктики проступают гораздо отчетливее, чем их сходство. Последнее ярко выражено только в пределах весьма обедненных приполярных регионов. Но подобная картина наблюдается в зонах перехода и между остальными царствами.

Таким образом, широкая континентальная связь Палеарктики с Эфиопским и Ориентальным царствами обеспечила проникновение компонентов древних южных биофилот на север. Наиболее древние родственные связи палеарктической биофилоты уходят в тропики Старого Света. В то же время приполярные области Палеарктики и Неарктики образуют переходную зону, где происходил широкий обмен арктических компонентов. Кроме того, в отдельных группах (рыбы, хвостатые земноводные) проявляется древнее лавразийское единство Палеарктики и Неарктики.