Биогеография

Тундры и приполярные пустоши

Тундры распространены в Субарктике, образуя циркумполярную зону. В аналогичных широтах южного полушария из-за чрезвычайно ровного морского климата формируются особые сообщества, во многом отличающиеся от тундр. Здесь они названы общим термином «приполярные пустоши». Надо сказать, что в некоторых секторах Субарктики с ровным морским климатом и даже несколько южнее также могут формироваться пустошные сообщества с преобладанием вересковых, осок или некоторых злаков. Следовательно, даже для северного полушария выражение «тундры и приполярные пустоши» оказывается уместным.

Гигротермический режим безлесных приполярных областей показан на приведенных климадиаграммах (рис. 38). Он отличается достаточным или даже избыточным увлажнением, низкими температурами вегетационного периода. Нельзя забывать и об особом режиме освещенности — в середине лета солнце вообще не заходит. В настоящих тундрах период вегетации охватывает короткое летнее время, за которое успевает оттаивать лишь верхний горизонт почв. В субантарктических пустошах вегетационный период может быть растянутым на большую часть года.

Рис. 38. Климадиаграммы субарктических и арктических районов

Климадиаграммы субарктических и арктических районов

   Сырые и холодные условия способствуют заболачиванию, а в почвенной толще при этом могут возникать явления оглеения. Весьма распространено также торфообразование, накопление слабо разложившейся органической толщи в условиях избыточного увлажнения и кислой реакции среды. Весьма типичен мерзлотный микрорельеф (полигональная тундра), а также кочковатость. Профиль глеевых и торфянисто-глеевых тундровых почв из-за мерзлоты неглубокий, дифференцирован он слабо. Даже в верхних горизонтах содержание гумуса не превышает 5%. Реакция обычно кислая или даже сильнокислая (pH 3,5-5,5). Лишь в южных частях тундры и в лесотундре выражены оподзоленные глеевые и торфянистые почвы.

   Сообщества фотоавтотрофов.

Севернее границы сомкнутых лесов простирается переходная зона лесотундры, в пределах которой разреженное криволесье, таежные участки по долинам рек и безлесные, поросшие кустарником пространства чередуются друг с другом. Еще севернее простираются так называемые кустарниковые тундры с зарослями ив, карликовых березок (Betula папа), некоторых вересковых. Кустарниковая тундра биогеографически во многом сходна с лесотундрой и северной тайгой. Лишь зона настоящих тундр с мохово-лишайниковым, осоково-пушицевым растительным покровом существенно отличается от таежных массивов.

В зависимости от конкретных местообитаний, в частности от форм мезорельефа, формируются различные сообщества фотоавтотрофов. Каменистые, хорошо дренированные, возвышенные участки имеют разреженный покров из тундрового мятлика (Роа abbreviata), камнеломки супротиволистной (Saxifraga oppositifolia), дриады точечной (Dryas punctatae). Поверхность камней покрыта накипными лишайниками.

В постоянно увлажненных понижениях сосредоточены гигрофильные группировки с пушицей, осоками, калужницей (Caltha arctica), лютиками (Ranunculus nivalis, R. sulphureus). Наиболее богатые луговидные сообщества приурочены к южным склонам, покрытым слоем мелкозема, здесь господствуют многовидовые сообщества с Cerastium, Draba, Erigeron, Taraxacum. Основные площади плакорных местообитаний покрыты мхами, а в более сухих местах лишайниками. Число видов мхов и лишайников в тундрах достигает тысячи, в то время как цветковых растений насчитывается лишь 200-300 видов. Почвенный покров часто прерывается пятнами голого грунта, морозобойными трещинами и другими формами мерзлотного микрорельефа.

В западной части тундровой зоны Евразии преобладают ягельные тундры с господством видов кладонии (Cladonia), а восточнее доминируют виды родов алектория (Alectoria) и цетрария (Cetraria).

Для растительного покрова характерно подавляющее преобладание многолетних видов. Среди них значительна доля очень мелких кустарничков — полярной ивы (Salix arctica), карликовой березки. Очень показательно присутствие вечнозеленых растений: дриады, или куропаточьей травы, вороники, или шикши (Empetrum), брусники. Очень типичны подушковидные жизненные формы, к которым относятся, например, некоторые камнеломки, крупка волосистая (Draba pilosa), подушковидный мак (Papaver pulvinatum). Для областей с морским климатом крайне характерны пустоши с участием разных видов семейства вересковых (вереск, брусника и др.).

Существует мнение, что растения тундры размножаются в основном вегетативным путем. Это полностью справедливо по отношению ко всем растениям, проникающим в тундру из более южных зон (таких видов довольно много). Однако типично тундровые растения периодически, хотя и не каждый год, возобновляются из семян.

В субантарктических регионах в условиях мягкого морского климата существуют своеобразные фитоценозы. При постоянно ветреной туманной и дождливой погоде нередко круглый год днем и ночью температура держится и пределах 0…+5°С. Очень характерны подушковидные растения, например азорелла (Azorella selago) из зонтичных, достигающая в диаметре 1 м. Широко распространены туссоковые злаковники, образующие высокие кочки. Среди них господствуют виды родов Роа и Festuca. Многочисленны разнообразные папоротники (Lomaria alpina, Hymenophyllum peltatum, Polypodium australis, Cystopteris fragilis), плауны (Lycopodium saururus), различные лишайники. Особенно обилен бородатый лишайник Neuropogon melaxanthus. На самом материке Антарктиды обнаружены только два вида цветковых растений — злак Deschampsia antarctica и гвоздичное Colobanthus crassifolius. На острове Кергелен наряду с широко распространенными азореллой и аценой (Acaena adscendens) произрастает крупнолистная «кергеленская капуста» (Pringlea antiscorbutica) из крестоцветных — известное среди моряков противоцинготное средство. На многих субантарктических островах представлены пустоши из вороники красной (Empetrum rubrum) и хебе кипарисовидной (Hebe cupressoides). Местами встречаются участки сфагновых болот. Кроме туссоковых злаковников, характерны злаковые пустоши с преобладанием Cortaderia pilosa. При чрезмерном выпасе злаковники сменяются верещатниками из вороники и представителей родов Blechnum и Pernettia.

В настоящей арктической тундре запасы сухой фитомассы составляют около 5 т/га, причем на многолетние надземные части и корни приходится 4 т/га, а на фотосинтезирующие части — 1 т/га. Годовая первичная продукция составляет 1 т/га. К югу, в направлении к кустарниковой тундре, общая фитомасса достигает 50 т/га, а годовая первичная продукция — 5 т/га. Запасы фитомассы в сообществах Субантарктики также достигают 50 т/га в оптимальных условиях, однако продукция обычно в 2-3 раза выше из-за более растянутого периода вегетации.

Страница: 1 2